Морская Авиация Тихоокеанского Флота

Вечная ей память!
 
ФорумФорум  ЧатЧат  КалендарьКалендарь  ЧаВоЧаВо  ПоискПоиск  РегистрацияРегистрация  ВходВход  
М Ы Б Ы Л И !!!
Б Ы ЛИ !!!

Поделиться | 
 

 АВИАЦИЯ РОССИИ ИЛИ ПОЛЁТ В ПРОПАСТЬ

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Петрович
Активный участник
Активный участник
avatar

Сообщения : 94
Дата регистрации : 2010-03-10
Возраст : 65
Откуда : Луганск

СообщениеТема: АВИАЦИЯ РОССИИ ИЛИ ПОЛЁТ В ПРОПАСТЬ   13.07.10 2:25

[quote]
"АВИАЦИЯ РОССИИ ИЛИ ПОЛЁТ В ПРОПАСТЬ..."

Прочел на сайте http://www.testpilots.ru/blogs/2010/03/do-osnovanya-a-zatem/#more-2355 статью "До основанья! А затем?.." написанную автором статьи

Владимир ПОНОМАРЕНКО,
Заслуженный деятель науки, доктор медицинских наук, профессор психологии труда, академик Российской академии образования, Лауреат премии Правительства СССР и РФ, Почётный президент Международной академии проблем человека в авиации и космонавтике, в 1987-1992гг. – начальник Государственного научно-исследовательского испытательного ордена Красной Звезды Института авиационно-космической медицины.

Итак, сама статья:

Дорогие мои граждане Неба, любимые небожители, авиационные профсоюзы!
К вам адресую с глубокой сердечной болью свои размышления-переживания. Прочтите, пожалуйста, и выскажите своё мнение. Обращаюсь к вам с надеждой, что доверяете мне как специалисту в области авиационной психологии, медицины и педагогики, как человеку, посвятившему более полувека своей жизни вам. Фактологически изложу суть дела с мировоззренческих, научно-практических позиций.

В процессе создания «нового облика» армии отчётливо просматривается экономическая составляющая — в виде отношения к армии как источнику непроизводительных расходов. Исходя из такого мировоззрения, сформирована установка на извлечение государственно-рыночных доходов за счёт продажи принадлежащих Министерству обороны зданий, аэродромов, полигонов, госпиталей, научных учреждений и учебных заведений.
Технология накопления внебюджетных средств опирается на сокращение ВУЗов, научных учреждений, «разофицеривание». Что касается продажи авиационной техники и вооружения, то финансовые потоки текут мимо нужд собственной армии, несмотря на то, что в 2009 году поставка по линии ВВС составляла 50 доцентов от всех зарубежных поставок. Постоянные заявления о перевооружении военной авиации, к сожалению, далеки от реальности. Индия получила ещё в 1995 году десятки самолётов МИГ-29 и МИГ-29УБ. В 2009 году в Индию поступили 18 самолётов МИГ-29К, а всего продадут 30. Создаётся совместный с Индией самолёт МИГ-35. Индия заказала 126 истребителей, из них 18 будет сделано в России, а остальные по лицензии в Индии. Стоимость заказа — около 10 миллиардов долларов. На фоне этих договоров изношенные учебные МИГ-29УБ, и те в недостаточном количестве, угнетают.
Именно бум коммерциализации и лавочной хозяйственной деятельности в армии по всей инфраструктуре (обучение, научные исследования, боевая подготовка, медицинское, санаторно-курортное лечение, обеспечение отдыха детей, военнослужащих и др.) – начал выступать, как прямая угроза национальной безопасности.
Особую угрозу содержит психологический фактор – деморализация офицерского состава, утрата мотивов к службе, несоответствие образа защитника Родины ценности его службы на фоне безапелляционного, безжалостного уничтожения традиций военного корпоративного социума.
В сознании военнослужащих формируется твёрдая убеждённость в сомнительности методов реорганизации в связи с отсутствием принципа бережности к уходящим, в большинстве не по своей воле, офицерам. Очевидно высокомерие, циничное, непрофессиональное отношение к предложениям более глубокой разумности, взвешенности к отечественной кадровой политике, с опорой не на дипломатические реверансы, а на военно-научный анализ геополитических угроз. Военные специалисты чётко отмечают, что правильные положения военной доктрины резко расходятся с повседневной практикой «придания нового облика Вооруженным силам».
Если ещё на первом взлёте так ожидаемого самолёта пятого поколения первые лица обещали своей стране 2-3 единицы, а Индии сотни — умом доктрину о предназначении армии не понять. Когда в массовом, обвальном, огульном порядке увольняют из военных научных учреждений более 2/3 докторов наук, профессоров, когда без всякого прогноза сокращают наборы в училища и академии до 80 процентов, становится не просто жутко, а омерзительно. Тем более что рьяные исполнители этого разгрома — Генеральный штаб, Управление кадров. И с болью всё это воспринимается лишь на уровне… капитанов.
Не вдаваясь больше в общие суждения, приведу некие факты разрушающих действий на конкретном примере медико-психологического, эргономического, психофизиологического обеспечения боевой подготовки авиации Военно-Воздушных сил.
Речь идёт об уничтожении Научно-исследовательского испытательного Центра авиакосмической медицины и военной эргономики в случае его слияния с непрофильным учреждением Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге, которое планируется осуществить.
Поскольку новое руководство Главного военно-медицинского управления и, видимо, сам министр обороны не в полной мере осведомлены о его работе, очень сжато напомню. Этот центр является законодательным учреждением в области человеческого фактора при создании технических средств обучения на стадии проектирования авиационной техники, средств защиты и спасения. Нормативное учреждение в области экологии, гигиены, физиологии, психологии при нормировании труда лётно-инженерного состава, оценки рабочих мест и жизнеобеспечения. Методический центр организации и тактики медицинской службы ВВС на мирное и военное время. Это единственное учреждение, где проводятся испытания с участием человека в суперэкстремальных условиях рабочей деятельности. Медицинские службы ВВС, ВМФ обеспечиваются всеми методическими материалами и повышением квалификации авиационных врачей.
Приведу факты результатов разрушения подобного уникального научного учреждения, в котором работают академики РАН, РАМН, РАО, доктора медицинских, биологических, психофизиологических, технических, педагогических и физико-математических наук.
Факт № 1. За последние 3 года активная модернизация военной авиации привела к усложнению профессионального труда лётного состава. В частности, увеличилось количество и многообразие воздействий неустранимых отрицательных факторов полёта. Возник более высокий уровень воздействия динамических сил в виде ускорений, сжатия пространства, увеличения потока информации. Внедрена более глубокая автоматизация, используются новые принципы управления оружием, увеличилась длительность полётов до 15-20 часов при смене биоритмов в жизнедеятельности организма, отличная от земной стереотипии, появилась быстрая смена пространственно-временных отношений в полёте и многое другое.
Всё это настоятельно потребовало более глубокой научной проработки в создании новых средств защиты, нормирования труда, питания, отдыха, новых принципов восстановления профздоровья и требований врачебно-лётной экспертизы. Разработки новых технических средств обучения, психофизиологической подготовки к действиям в экстремальных ситуациях и, особенно, создания теории и практики формирования новых способностей к образной умственной деятельности.
Именно это отрабатывается наукой в области авиационной медицины, включая синтез медико-биологических, психолого-педагогических, инженерных и конструкторских знаний и, естественно, требует подготовки профессиональных авиационных врачей, обеспечения их методической литературой, инструментарием и глубокими знаниями. Все указанные факты вызвали необходимость в серьёзной модернизации. Об этом были осведомлены Главное военно-медицинское управление, ВВС, Генеральный штаб. Что же произошло на самом деле?
Институт авиакосмической медицины, лучший в Европе, вывели из ВВС, закрыли существовавшие на его базе курсы повышения квалификации авиационных врачей в процессе освоения лётным составом новой авиационной техники. Несмотря на постоянное усложнение лётной профессии, требующее фундаментальных исследований, практически сократили адъюнктуру, то есть подготовку научных кадров. Ликвидировали спецфакультет военной авиационной медицины в Саратове. Расформировали психофизиологические лаборатории и лаборатории авиационной медицины в войсках. Отобрали у ВВС специальные военные санатории для лётного состава и госпитали. Все эти виды «модернизации» привели к резкому ухудшению системного обеспечения охраны здоровья и безопасности полётов.
В результате снизилось качество и уровень профподготовки именно в вопросах обеспечения учебно-боевой подготовки. Около 2/3 авиационных врачей сегодня вообще не имеют подготовки в области авиационной медицины.
За этим закономерно последовал рост профессионально обусловленных болезней. Достаточно сказать, что за последние 3 года ежегодно по болезни списывают 600-900 лётчиков, штурманов, бортинженеров. На эти факты мы получили ассиметричный кадровый ответ: в 2009 году лётному училищу для истребительной авиации выдали квоту на приём 12-ти человек. Это означает, что через 4 года некому будет летать…
Принципиально важно отметить, что лётное долголетие составляет в среднем 32-34 года для фронтовой авиации и 40-43 года для военно-транспортной и стратегической. Появилась тенденция увольнения до 30 лет! Лётчик-истребитель достигает высшего мастерства после окончания училища в 27-28 лет, а списывается в 34. Стоимость подготовки до уровня первого класса — половина стоимости летательного аппарата (15-20 миллионов долларов).
В лётные училища фактически нет конкурса, поэтому принимают так называемых «условно годных». На авиабазах налёт составляет 35-60 часов вместо 80-120 с боевым применением в любых условиях днём и ночью. О какой боеготовности может идти речь?! Кого обманываем? Повышение денежного содержания — это хорошо, но надо помнить, что оно квалификацию не повышает. Боевая учёба требует полноценного сопровождения и глубокой специальной подготовки авиационных врачей.
За последние годы недостаточная квалификация авиационных врачей и лётных командиров в области авиационной медицины привела к случаям гибели в полёте и после от возникновения декомпрессионной высотной болезни и неиспользования спецснаряжения. Расследованием установлено, что имела место гибель трёх лётчиков из-за декомпрессионных расстройств и потери сознания в результате непрофессионального лётно-методического, медицинского обеспечения высотных и высокоманевренных полётов.
Характерно, что в Афганских событиях, когда СУ-25 с негерметичной кабиной стали использовать на высотах более 7 км, имели место подобные случаи. И авиапрому были выданы ТЗ на модернизацию самолётов. Но сегодня это никого не волнует — «ни наверху, ни внизу».

Факт № 2.

В НИИЦ авиационно-космической медицины ведутся уникальные работы, в том числе, и особо важные, по 20-ти специальностям, касающиеся жизнедеятельности организма в неземной среде обитания. Работы носят научный и испытательный характер с воздействием реальных экстремальных факторов. Многие исследования врачи проводят на себе. По каждой специальности есть свои научные школы, которыми руководят специалисты высшей квалификации.

Результаты этих работ:

- снижение инвалидизации и лётного травматизма до 0,01 процента, продление лётного долголетия на 3-4 года, возвращение в строй до 25-30 процентов;
- создание совместно с промышленностью средств противоперегрузочной защиты, позволивших сохранять работоспособность в условиях воздействия 8-кратной перегрузки и на высотах более 20-ти км, снизить аварийность по вине человеческого фактора в номинации «здоровье» до 1-2 процентов;
- формирование профессионально важных качеств в номинации «эмоциональная устойчивость»: волевые качества, интеллект, образность мышления, устойчивость к пространственной дезориентации, сохранение и упрочение мотива к полёту, к профессиональной культуре, дисциплине и самооценке. Удалось снизить ошибочные действия, психическое истощение, страх полёта, внутренний конфликт, повысить познавательный интерес и твёрдую установку на благополучный исход полёта и победу в бою.

И всё это делает наука!

И за все эти реальные достижения учёных в 2008-2009 годах уволили более 20 докторов наук — руководителей научных школ…
В 2010 году сокращают ещё 20 офицерских научных должностей, чем фактически наносят прямую угрозу жизни лётному составу. Ибо, если мы не сможем разработать новые средства защиты для летательных аппаратов пятого поколения, к 2012-2013 годам гарантируем высокую аварийность из-за потери сознания и пространственной ориентировки, снижения лётного долголетия на 3-5 лет. Выпускников лётных училищ, способных освоить летательные аппараты 4-5 поколения, будет не более 40 процентов. При объёме и качестве нынешней лётной подготовки их будет ещё меньше. Стыдно, обидно. Мы продали сотни самолётов МИГ-29, а в лётном училище всего летающих аппаратов 3-4 спарки с малым запасом ресурсов двигателя…

Факт № 3.
В настоящее время, несмотря на влияние кризиса, кадровый голод, нестабильность, «реорганизацию» в худшую сторону, в НИИЦ авиационно-космической медицины продолжаются работы по военно-научному сопровождению модернизируемой и вновь разрабатываемой техники и вооружения. Для этого совместно с авиапромом в лице всех ОКБ (Сухого, Яковлева, Микояна, Миля, Камова, Туполева, Бериева) и других спецучреждений создаются по новым технологиям экспериментальные цифровые комплексы по оценке рабочих мест в ЛА, скорости и многообразию информационных потоков, гигиенических и эргономических условий труда, загрузки внимания. Исследуется фактологическая работоспособность с новыми средствами отображения информации, автоматизированными системами управления ЛА и вооружением. Моделирующие комплексы сочленяются с центрифугой, где создаются реальные перегрузки, где оценивается работоспособность с прицельными комплексами и отрабатываются требования к спецснаряжению. Ни в одной стране нет такого строгого научно обоснованного контроля со стороны именно Министерства обороны и ВВС (хотя и здесь навели «порядок» — начали сокращать военные приёмки).

В этих исследовательских работах участвуют лётчики-испытатели и инженеры-эргономисты со стороны разработчиков авиатехники. На основании этих исследований формируется технология государственных лётных испытаний, разрабатываются заблаговременно требования к охране здоровья лётного состава, обучения и освоения летательных аппаратов в войсках. Создаются все необходимые средства методического обеспечения, в том числе и по безопасности полёта. На этой базе производится проектирование и разработка интегрированных, интерактивных систем управления полётом и вооружением с учётом прогноза психофизиологических ограничений и возможностей членов экипажа. Обеспечивается рациональное включение экипажа в контур управления, создание систем безопасности, в том числе и контроля за состоянием работоспособности и психических функций человека в полёте.

И вот — коммерческий пассаж! Принято решение прекратить выполнение государственных задач и приступить к передислокации НИИЦ авиационно-космической медицины и военной эргономики на абсолютно не оборудованную территорию Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге. Фактически основные научные направления, связанные с боевой готовностью, безопасностью полётов, охраной здоровья, со снижением аварийности по человеческому фактору, по подготовке кадров будут сдвинуты на ближайшие 5-7 лет!
С моей позиции — это, без преувеличения, преступление!

Передислокация лабораторной базы требует 12100 кв.м, строительство новых зданий, жилья для сотрудников обойдётся государству не менее чем в 30 миллиардов рублей. Уход крупных учёных (из них 98 процентов отказались от переезда) будет компенсирован разве что через 10-15 лет!
Позволю себе утверждать, что последствия прекращения работ НИИЦ авиационно-космической медицины приведёт к невосполнимым катастрофическим последствиям не только в области профилактики безопасности полёта, но и в обороне страны в целом. Создаётся впечатление, что Верховный главнокомандующий не в полной мере информирован о состоянии делю Огорчительно, что учёные с мировыми именами не могут достучаться до своих руководителей.

В настоящее время наиболее оптимальным было бы решение оставить НИИЦ авиационно-космической медицины на своём месте. Учитывая, что НИИЦ обеспечивает безопасность и надёжность человеческого фактора в интересах не только ВВС, но и авиации МВД, МЧС, ФСБ и частично гражданской и РОСТО, следует придать ему Федеральный статус со всеми распорядительными функциями, регламентированными этим статусом, сохранив при этом право договорной хозяйственной, научной, экспертной, учебной деятельности в номинации 1 -го разряда, введя его в подчинение Военно-Воздушных сил и по спецвопросам в ГВМУ.

Для справки:

В американских ВВС, ВВС ВМФ, NASA работают более 10 НИИЦ общей численностью около 4 тысяч человек, с государственным финансированием более 5 млрд. долларов в год.

Убедительно прошу лётный состав всех ведомств включиться в обсуждение поднятой проблемы!

(“Воздушный транспорт” № 10, март 2010г.)


настроение: Возбужденное
хочется: Дать по башке злодеям!!!

Вернуться к началу Перейти вниз
 
АВИАЦИЯ РОССИИ ИЛИ ПОЛЁТ В ПРОПАСТЬ
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Морская Авиация Тихоокеанского Флота :: Общие темы :: Вопросы и проблемы военной службы-
Перейти: